Forest.ru
Все о российских лесах
Logo
Все о российских лесах | О сайте | Баннерная сеть | Опросы | Форумы | Карта сайта | Поиск
English version

Общая информация о российских лесах

Новости

Лесные пожары

Лес и болота

Российское лесное законодательство

Устойчивое лесопользование в России

"Лесной бюллетень"

Периодические издания и рассылки

Публикации

Проекты и кампании

Семинары и конференции

Полевые работы

Пресс-релизы и другие материалы для СМИ

 

Новости в RSS-формате
Новости в RSS-формате

Совет по сохранению природного наследия нации

Способствует ли отнесение лесов к I группе сохранению природных экосистем?

Довольно часто доводится слышать мнение, что величайшим достижением Российской системы управления лесами является выделение более 1/5 площади всех лесов в первую группу. Иногда эти площади даже приравниваются к особо охраняемым территориям.

Как правило, "для иностранцев" (на всевозможных международных конференциях и в большом количестве межправительственных документов) все леса первой группы выдаются представителями российской лесной службы за особо охраняемые леса.

В документах "для внутреннего употребления" (в том числе издаваемых государственными органами охраны природы) в качестве "земель природоохранного назначения" рассматривается лишь часть категорий защитности лесов первой группы с наиболее жесткими ограничениями хозяйственной деятельности.

Тем не менее, даже при таком подходе оказывается, что в таежных регионах России 12-25% площади занимают "особо охраняемые природные территории и другие земли природоохранного назначения". Все было бы очень хорошо, если бы было действительно так. К сожалению, в жизни леса первой группы оказываются лишь ведомственной хозяйственной категорией лесов, обеспечивающей весьма слабый уровень защиты от некоторых (преимущественно лесохозяйственных) видов хозяйственного воздействия человека на природу. Значительная часть лесов первой группы оказывается просто интенсивно эксплуатируемыми лесами, система ведения хозяйства в которых весьма далека не только от совершенства, но даже и от простой неистощительности.

К сожалению, леса первой группы не являются даже лесами, исключенными из промышленной эксплуатации (рубок главного пользования). Лишь 35% лесов первой группы исключены из промышленной эксплуатации в целом по России (в таежной зоне Европейской России - 46%). Режим большей части категорий защитности лесов первой группы допускает ведение достаточно интенсивных рубок леса.

Чисто внешне запрещение рубок главного пользования (исключение из расчета главного пользования) воспринимается как серьезное ограничение лесозаготовок. Однако целый ряд ведомственных нормативных актов Рослесхоза (например, Наставление по рубкам ухода в равнинных лесах Европейской части России, 1994; Наставление по рубкам ухода в лесах Восточной Сибири, 1995 и др.) устанавливает для лесов 1 группы, где запрещены главные рубки, такой режим эксплуатации за счет промежуточного пользования, который часто позволяет изымать гораздо болше древесины, чем это можно было бы сделать при разрешенных рубках главного пользования.

Спектр разрешенных способов рубок ухода очень широк - от сплошных (площадками и чересполосных) до выборочных самой разной интенсивности. При этом конкретный способ рубки и технология определяются в первую очередь иисходя из имеющихся технических возможностей без фактической оценки качества выполнения лесамицелевых функций после проведения рубок и без оценки влияния рубок на объект охраны (особенно для водоохранных лесов и ряда особо защитных участков).

Такая политика лесного ведомства не случайна. Основной причиной существования этой системы является заложенное в Лесном кодексе право лесхозов (органов управления лесным хозяйством) заготавливать, перерабатывать (и реализовывать) древесину, полученную в порядке промежуточного пользования. В условиях недостаточного бюджетного финансирования рубки промежуточного пользования, в первую очередь в лесах, где главное пользование запрещено, являются основой финансового благополучия органов лесного хозяйства. Поэтому леса 1 группы во многих ситуациях теряют способность эффективно выполнять декларированные функции и теряют свою природоохранную ценность.

По своим организационно-техническим характеристикам рубки главного пользования, допускаемые в эксплуатируемых лесах первой группы, соответствуют рубкам в наиболее жестко эксплуатируемых промышленных лесах стран Северной Европы. Так, например, максимальная площадь сплошных рубок, допускаемая в эксплуатируемых лесах первой группы, составляет 10 гектаров; такой же предел площади установлен для наименее охраняемых эксплуатационных лесов Финляндии, а в большинстве наименее охраняемых лесов стран Средней Европы без специального особого разрешения невозможно проведение сплошных рубок на площади более 4 гектаров. По допустимой интенсивности выборочных рубок, срокам и количеству приемов постепенных рубок эксплуатируемые леса первой группы также соответствуют наиболее интенсивно используемым лесам Северной Европы.

Жесткость требований к лесовосстановлению и уходом за формирующимися на вырубках в лесах первой группы молодняками сильно не дотягивает до аналогичных показателей для эксплуатируемых европейских лесов, что практически повсеместно приводит к неблагоприятным изменениям породного состава и структуры лесов первой группы в результате рубок. Конечно, для наших органов управления лесами европейские нормы - не показатель. Однако, некоторое представление о природоохранном значении лесов первой группы такое сравнение дает.

В тех категориях защитности лесов первой группы, где запрещены рубки главного пользования, разрешены практически все виды рубок ухода. Новые виды рубок ухода - рубки обновления и переформирования - по своим организационно-техническим характеристикам практически являются рубками главного пользования; с введением этих видов рубок стало возможным вовлечение в промышленную эксплуатацию практически всех лесов первой группы. В наиболее густонаселенных регионах России с большой долей лесов первой группы и наиболее резко выраженными проблемами, связанными с истощением запасов древесины в эксплуатационных лесах, большая часть лесов первой группы уже оказалась вовлеченной в исключительно интенсивную промышленную эксплуатацию.

В соответствии с ранее действовавшим лесным законодательством, режим лесов первой группы должен был обеспечивать защиту лесов от земельных отводов под цели, не связанные с ведением лесного хозяйства. Подобные отводы производились в "исключительных случаях" и только по решению правительства России. К сожалению, "исключительность" случаев понималась весьма широко: в густонаселенных районах с ограниченными земельными ресурсами леса первой группы (например, так называемые на языке Рослесхоза "малоценные леса" - заболоченные участки в истоках и поймах мелких лесных рек и ручьев) отдавались под самые разные цели, например, под строительство дач, кладбищ и т.д.

Масштабы таких отводов в начале 90-х годов достигли устрашающих размеров: так, например, за период с 1988 по 1993 г.г. (между двумя официальными государственными учетами лесного фонда) благодаря в первую очередь дачным отводам площадь лесов Ленинградской области снизилась на 4,2% (здесь доля лесов первой группы составляла 40.3%, и основная часть отводов пришлась именно на эти леса); площадь лесов Московской области снизилась на 2,7% (здесь все леса относятся к первой группе).

Разработчики Лесного кодекса решили эту проблему радикальным образом: положение об исключительности случаев отводов лесных земель в лесах первой группы под цели, не связанные с ведением лесного хозяйства, было упразднено.

Безусловно, все эти проблемы являются актуальными и для лесов второй и третьей групп; однако, они наиболее заметны именно в лесах первой группы - лесах, расположенных на ключевых в средообразующем отношении участках, имеющих наибольшее с точки зрения поддержания среды обитания человека значение, а в последнее время - и весьма интенсивно эксплуатируемых. В целом можно однозначно утверждать, что прекрасная идея выделения и специальной защиты наиболее важных с экологической точки зрения лесов постепенно выродилась и превратилась лишь в средство маскировки многочисленных проблем современного лесного хозяйства.

Охрана лесов: цифры и реальность

На начало 2001 г.в России под 100 заповедниками и 35 национальными парками - важнейшими особо охраняемыми природными территориями федерального уровня - находилось около 1,98% территории страны (33,8 млн. га), а с учетом акватории морских заповедников - 40,2 млн. га, 66 заказников федерального уровня занимали 12,4 млн.га (0,73%). Шесть российских территорий включены в Список Всемирного культурно природного наследия ЮНЕСКО: "Алтай - Золотые горы", "Озеро Байкал", "Вулканы Камчатки", "Куршская коса", "Девственные леса Коми", "Западный Кавказ "(общая площадь - 11,7 млн.га).

По данным Всемирного фонда дикой природы (Анализ…, 2000) на конец 1999 г. в России категориям охраняемых природных территорий Международного союза охраны природы (МСОП) I - IV (помимо заповедников и национальных парков) соответствовало 20 природных парков,около 4 тыс.заказников и 7500 памятников природы,а также около 4 тыс. иных особо охраняемых территорий (ООПТ). Общая площадь таких территорий составляла 52,9 млн. га, или 3,16% территории страны.

Рисунок 2. Соотношение площадей разных категорий земель и земель с разными ограничениями хозяйственной деятельности.

К сожалению, реальное состояние системы ООПТ плохо известно.Полные кадастры ООПТ изданы только в некоторых регионах. Часть ООПТ существует только на бумаге, границы некоторых - просто неизвестны. Режимы многих заказников, например охотничьих, регулируют только охоту, но дозволяют вести практически любую другую деятельность, включая рубки.

Детальный анализ категорий и режимов охраны ООПТ (Aksenov et al., 1999) для Архангельской (включая Ненецкий авт. округ) и Мурманской обл., республик Коми и Карелии дал результат, по нашему мнению, характерный для всей России (табл. 1.2 и 1.3). Хотя ООПТ занимают 11,4% общей площади этих регионов, более детальное рассмотрение режимов отдельных ООПТ - национальных парков, буферных зон заповедников, заказников, памятников природы и других показало, что главное пользование (промышленные рубки) запрещено только на 4,7% площади региона. Одновременный запрет главного и промежуточного пользования существует лишь на 3,1% территории. При этом охраняется только 12,6% уцелевших малонарушенных лесов.

Таблица 1.2. Площади (тыс. га), занятые особо охраняемыми территориями на севере Европейской России по категориям (в скобках - доля территории субъекта Федерации). Перекрывающиеся территории, так же как и в официальных документах, учтены дважды (Aksenov et al., 1999, с испр.)

 

Архангельская обл. с Ненецким авт. округом*

Республика Карелия**

Республика Коми***

Мурманская обл.****

Весь регион*****

Всего ООПТ, включая:

6972 (11,9%)

908 (5,3%)

6327 (15,2%)

1147 (7,9%)

15355 (11,6%)

заповедники

51 (0,1%)

60 (0,3%)

721 (1,7%)

495 (3,4%)

1327 (1,0%)

национальные парки

478 (0,8%)

234 (1,4%)

1892 (4,6%)

0 (0%)

2603 (2,0%)

заказники, памятники природы, некоторые другие региональные ООПТ

6443 (11,0%)

615 (3,6%)

3714 (8,9%)

652 (4,5%)

11424 (8,7%)

Примечания:
* Ермолин, 1996; Электронный..., 2000; серия официальных решений и других документов.
** Хохлова и др., 1995; Электронный..., 2000; серия официальных решений и других документов.
*** Таскаев и др., 1996; Кадастр..., 1993, 1995; Электронный..., 2000; серия официальных решений и других документов.
**** Электронный..., 2000; серия официальных решений и других официальных документов.
***** Цифры по региону в целом могут не совпадать с суммой по отдельным регионам из-за округления.

Таблица 1.3. Особо охраняемые территории на севере Европейской России по режимам охраны. Перекрывающиеся территории исключены. Все цифры - в тысячах гектаров (в скобках - доля от площади соответствующего субъекта Федерации) (по: Aksenov et al., 1999, с испр.)

 

Архангельская обл. с Ненецким авт. округом*

Республика Карелия**

Республика Коми***

Мурманская обл.****

Весь регион*****

Всего ООПТ, включая:

6972 (11,9%)

908 (5,3%)

5967 (14,3%)

1144 (7,9%)

14992 (11,4%)

ООПТ с реальным режимом охраны****** (по крайней мере запрещено главное пользование), в том числе:

1208 (2,1%)

365 (2,1%)

4018 (9,7%)

626 (4,3%)

6217 (4,7%)

ООПТ со строгим режимом охраны (запрещены и главное, и промежуточное пользование)******

411 (0,7%)

173 (1,0%)

2898 (7,0%)

607 (4,2%)

4089 (3,1%)

ООПТ, для которых у автора отсутствуют данные по режиму охраны

208 (0,4%)

194 (1,1%)

0 (0%)

0 (0%)

402 (0,3%)

Примечания: *, **, ***, ****, ***** - см. примечания к табл. 1.2.
****** Известные нелесные территории и перекрывающиеся ООПТ исключены.

Большая часть ООПТ входит в состав лесов I группы, которые преимущественно выполняют средозащитные, санитарно-гигиенические и оздоровительные функции.

Собственно лесами I группы (для земель в ведении Рослесхоза по состоянию на 1.01.98 г.) покрыто 134,1 млн. га (19% покрытой лесом площади), а площадь всех земель, отнесенных к I группе, включая безлесные участки, болота и т. д., составляет 234,6 млн. га. Хозяйственная деятельность в этой категории земель должна быть ограничена в максимальной степени. Однако рубки главного пользования (промышленные рубки) по состоянию на 1.01.98 г. были полностью запрещены только на 91,5 млн. га, на 12,7% лесов Лесного фонда России (ЛФР): режим этих участков, впрочем, может не запрещать интенсивных рубок ухода и добычи полезных ископаемых.

В эту группу входят разнообразные по своему функциональному назначению категории защитности лесов: охраняемые ценные леса разного уровня (включая ООПТ, особо ценные лесные массивы и т. д.), занимающие 1,2% от площади лесов ЛФР, или 8,7 млн. га, притундровые леса (3,8%, или 27,2 млн. га), леса на крутых склонах (1,2%, или 8,4 млн. га), леса орехово-промысловых зон (кедровые) (1,3%, или 9,6 млн. га), леса нерестоохранных полос (5,0%, или 35,8 млн. га).

Тем не менее, нынешняя система ограничений хозяйственной деятельности не обеспечивает адекватного сохранения лесного биоразнообразия.

Специалисты насчитывают в России 650-850 видов деревьев и 1200-2100 видов кустарников. Усредненные данные по долям отдельных лесных формаций (рис. 1.1) в значительной степени маскируют тревожную ситуацию с состоянием биоразнообразия российских лесов. Наиболее распространенные в России лиственничные леса уже практически исчезли в Архангельской обл. и Республике Коми. Многие другие ранее широко распространенные лесные формации (например, дубовые леса) также стали редкими и на них приходится всего лишь 0,9% площади лесов.

Нынешняя модель лесного хозяйства нацелена на выращивание небольшого числа "коммерческих" видов - таких, как ель и сосна, а также, непреднамеренно, способствует распространению некоторых "нежелательных" пород, например березы и осины. Однако лес - это не только деревья. Общее количество видов высших растений в России оценивается в 12 500-17 300. В Красную книгу страны (Красная..., 2000) включено 465 видов сосудистых растений, из которых половина (231) связана с лесными сообществами. Недостаточно хорошо изучено негативное воздействие человека на мхи и печеночники (их в России насчитывают 1370 видов), лишайники (3000) и грибы (20-25 тыс. видов).

Среди 1513 видов позвоночных животных, обитающих в России, в Красную книгу (Красная..., 2001) занесено около четверти (414 видов и подвидов). В то же время среди беспозвоночных - самой многочисленной, но наименее защищенной группы животных, оцениваемой в 130 -150 тыс. видов, - охраняется только 155 видов (Красная..., 2001).

Хотя российское природоохранительное законодательство декларирует сохранение биоразнообразия, а Россия является участником Конвенции по биологическому разнообразию, система практических мер по охране редких и исчезающих видов животных и растений разработана слабо. Органы лесного хозяйства и лесопромышленные компании, как правило, не имеют программ по инвентаризации и сохранению биоразнообразия лесов. В них работает крайне мало специалистов, способных оценить негативные последствия хозяйственной деятельности на биоразнообразие.

По книге М.Л.Карпачевского "Хозяева российского леса"


Share |

Семейство сайтов Forest.RU: Всё о российских лесах | Дубы Евразии | Всероссийское Движение "Возродим наш лес" | Российский музей лесаОбзоры прессы и аналитика | Леса Новгородчины | Всё о сибирском кедре и его родственниках | Национальный парк "Угра" | Алтайская авиабаза | Выращивание кедра сибирского в Средней полосе России | Дом детского и юношеского туризма и экскурсий | Красноярский Центр защиты леса | Всё о грибах

Forest.RU для Вас: Войти в семейство сайтов | Книги и видео

К началу этой страницы

На входную страницу

рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001289093796 (Интернет-портал Forest.RU)

Напишите нам!